Кольчугинские Вести плюс (kolchvesti) wrote,
Кольчугинские Вести плюс
kolchvesti

Categories:

ВОЗВРАЩЕНИЕ в КЛИНЫ или ПРОКЛЯТЫЕ ЧЕПЫЖИ

    «За грибами собрались?» - обратилась одна моя знакомая, проходя мимо нашей группы у автобусной остановки и, очевидно, обратив внимание на ведро в руках одного из членов группы – нарколога ЦРБ Владимира Геннадьевича Бузенкова. «Нет, не за грибами, в поход!» - ответствуем мы, чтобы было вполне понятно предназначение ведра. А оно в походе незаменимо – предстоит кормить семь человек. Но вот нарколог... Люди в походах, как известно, не только едят... А тут – нарколог... Впрочем, Владимир Геннадьевич не первый день знаком с нашей редакцией, беседы мы вели на разные темы, в том числе и касающиеся его профессиональной деятельности. Так что Владимир Геннадьевич примерно знал, с кем ему предстоит делить тяготы пути, палатку и пропитание. Вместе с тем, он смог убедиться и в нашем решительном настрое – погода последние дни перед походом не баловала, то и дело принимались дожди, небо было затянуто тучами, но мы решили, что откладывать поход не будем – раз настроились, значит, надо идти. Эта решительность и привела нас в пятницу, 2 августа, в 18.00 на автобусную остановку в центре города.

DSCN4275



Их в живых осталось только семеро...

    Собиралось нас в поход десять человек, но в силу тех или иных обстоятельств часть участников решила добираться до места другим способом. И не прогадала, потому что путь, который нам пришлось преодолеть, был наполнен суровыми испытаниями и едва не закончился трагическим финалом.
А пока мы, ничего не подозревающие, сели в автобус Кольчугино – Красная Гора и поехали до поселка Большевик, чтобы оттуда по лесной дороге, как сказал нам наш проводник Тимофей Лапин, дойти до совхоза Воронежский. «Там напрямик недалеко», - уточнил Тимофей, и мы охотно ему поверили, потому что в карту заглядывать не стали – а зачем. Более того - тот, кто все-таки в эту карту заглянул и усомнился в слове «недалеко», был осмеян и получил предложение в вежливой форме выбросить карту – Тимофей же лучше знает! «Я знаю, - подтвердил Тимофей, - правда, карту дома забыл». Это был первый звоночек. А вторым стало неожиданно вырвавшаяся из уст автора этих строк фраза, едва мы подъехали к Большевику: «Группа Дятлова, на выход». Автобус вздрогнул.

DSCN4257

В Большевике

    Начало пути

    Оно было радостным, несмотря на тяжесть рюкзаков, которую мы, женская половина участников, ощутила на первых же метрах. Нас поначалу даже не смутило, что на вопрос: «Куда нам идти?» Тимофей произвольно вскинул руку, как будто отмахивался от мухи, и сказал: «Примерно туда». Примерно туда мы и пошли. Свернув с асфальтовой дороги, которая соединяет Большевик и Серп и Молот (названия-то какие!), мы пошагали по полю. Встретили первую достопримечательность – ежика. Напуганный излишним вниманием к своей персоне, ежик устремился в траву, смешно перебирая кривенькими лапками. Разгулявшееся до синевы небо над головой придало сил и оптимизма – погода налаживалась на глазах. С удовольствием фотографируем красивые цветочки. И неожиданно узнаем, что нам предстоит переходить какую-то речку вброд. Об этом, наверняка случайно, проговорился Тимофей. До похода о броде мы не слышали. Настораживаемся. Особенно наш бухгалтер Ольга Евгеньевна Ефимова, у которой сложные взаимоотношения с водой. «Ну ничего, - успокаивает она сама себя. – Лишь бы не бобровая переправа, вот уж где экстрим!» Говоря о бобровой переправе, она имеет в виду эпизод нашего похода в Троицу, когда нам пришлось преодолевать самую настоящую бобровую переправу. Было жутковато переходить речку по палочкам и прутикам, заботливо уложенным бобрами. Казалось, что вот-вот все это разрушится, и окажешься по пояс в воде. Тогда мы обошлись без особых потерь, если не считать чуть-чуть подмокшую обувь. Но рубец на памяти Ольги Евгеньевны все-таки остался. Знала бы она, какой рубец ей готовит нынешний поход...

IMG_3613

Куда идем...

    Между Большевиком и Воронежским

    Первое водное препятствие не заставило себя ждать и открылось во всей «красе» на реке Мурмога – там, где когда-то она была запружена и разлита в виде красивейшего водоема. Но, видимо, не без участия человека, который или которые попросту утащили бетонные плиты, запруда утекла, размыв берега в глубокий овраг. На месте «ухода» воды выросла жиденькая полоска травы, с обеих сторон от которой топь и овраг. Вот по этой полоске нам и предстояло пройти. Мужчины сразу предупредили, что рюкзаки лучше снять – чтобы не мотнуло. И хоть нас, слава Богу, не мотнуло, этот переход заставил понервничать. Забравшись по крутому склону наверх, мы окинули взглядом открывшийся пейзаж и уже менее доверчиво спросили Тимофея: «Теперь нам куда?». «Скорее всего, туда», - отмахнул Тимофей очередную муху, и мы впервые усомнились в том, что идем по четкому маршруту. Было очевидно, что мы идем по наитию. По наитию Тимофея. Обстановку пришлось срочно разряжать вынутыми из рюкзаков салом и хлебом: не мешало подкрепиться и заодно хоть чуть-чуть облегчить поклажу – мы поняли, что путь предстоит неблизкий.
    Здесь, на высоком месте заработали наши телефоны, первой звонок приняла все та же Ольга Евгеньевна. Очевидно, на том конце кто-то беспокоился, где она. «Не знаю, - честно ответила она. – Где-то между Большевиком и Воронежским». Другой звонок мы приняли от нашего старого знакомого и участника многих наших походов Сергея Серова. Он, как всем известно, путешествует исключительно на велосипеде, и звонил он нам уже из Воронежского, созерцая манящую водную гладь местного водоема. Телефон, в котором голос Сергея спрашивал «Где вы и скоро ли будете в Воронежском?», мы передали Тимофею и тот вежливо ответил: «Я сейчас не готов сказать». Зато мы начали понимать, что готовы сделать с Тимофеем что-то очень нехорошее. Это желание усилилось, когда мы подошли к притоку реки Мурмога и не увидели никакого брода. Очень скоро мы не увидели и самого Тимофея – как оказалось, он отправился разведывать дорогу. Оставшиеся в наличии мужчины тоже было сделали попытку отправиться поискать дорогу, но мы уговорили их остаться с нами - становилось страшно. Тем более, что все тот же Серов успел посеять панику в наших рядах, завершив телефонный разговор следующей фразой: «По светлому вы в Воронежский не придете, солнце скоро будет садиться».
    ...Солнце скоро будет садиться. Мамочки...

IMG_3616

IMG_3629

Опасный переход

    Бобровая переправа и широта полей

    Ужас скоро не увидеть солнце сменился еще большим ужасом и фобией Ольги Евгеньевны – бобровой переправой. Но сначала был приятный момент – вдалеке показалась знакомая до боли фигура в защитном костюме – Тимофей. Он махал руками и кричал, что нашел место, где можно перейти речку – по бобровой переправе. Мы направились к этому месту, чавкая кроссовками по мокрой траве, и увидели, что от бобровой переправы, собственно, почти ничего и не осталось – Тимофей, когда переходил ее первым, был неосторожен и «чуть-чуть её разрушил». Спасительные прутики и бревнышки оказались под водой. Стало ясно, что будет сыро. Рюкзаки пришлось снять. Эпитеты, составленные из самой разной лексики, полетели над водой в сторону Тимофея из уст Ольги Евгеньевны, а под водой, наверняка, ему слали свой пламенный привет бобры.
    ...Холодная вода несколько охладила пыл некоторых из нас. Переправа была пройдена. Кто-то заботливо выжимал носки и выливал воду из обуви, а кто-то нервно оглядывал открывшееся перед глазами широченное скошенное поле. Но все, наверняка, боялись поднять глаза в небо – никогда еще закат не вызывал в нас такого ужаса. Мужчины нашли в себе силы, чтобы поторопить женщин – в темноте мы не сможем хорошо ориентироваться, а ведь впереди у нас – лес. Нам надо его пройти. Тимофей, кстати, уже дошел до леса – его фигура мелькала у кромки. И вдруг все увидели, что он бежит в нашем направлении, раскинув руки. «Что это он?» - насторожились мы. Версии сыпались одна за другой: за ним гонится зверь, он что-то важное вспомнил, не туда идем... Подбежавший Тимофей расплылся в широкой добродушной улыбке: «Широта-то какая! Красота!» Честно скажу: не все оценили утонченность души Тимофея. Хотя поле, действительно, вокруг нас было потрясающее. Что-то священное, величественное, непознанное было в этом поле, в его одиночестве и покое. Душа, несмотря на закат, согрелась. Третьей мухи Тимофея мы бы не пережили, поэтому, не спрашивая его ни о чем, мы с обреченным видом пошли в лес. Чтобы не потеряться и не заблудиться, было решено идти по просеке под ЛЭП, ориентируясь по столбам. Крапива, встретившая нас, была настолько высокой, что скрыла даже наших высоких мужчин. Но особенно беспощадны к нам были «чепыжи» - репейники, не упускающие любой возможности, чтобы наградить нас своими колючками. Бурелом, сырые кочки, мошкара и запутывающая ноги трава – все это добавляло особого шарма в преодоление темнеющего леса. В лицах женской половины группы появилось выражение безысходности. Вспомнились дятловцы.

IMG_3623

    Воронежский

    Название этой главы, наверняка, ободрило вас, уважаемые читатели – вы догадались, что мы до Воронежского все-таки дошли. Но мы, идя по темнеющему лесу, еще не знали об этом. Не знали об этом мы и когда вышли из леса на очередное поле. И когда подошли к очередному лесу. И когда Тимофей в очередной раз сказал Серову по телефону: «Я не готов тебе сейчас ответить».
    Мы ожили только тогда, когда в открывшейся сумеречной дали увидели одно из совхозных сооружений – в жизни не видели ничего красивее…...
Чуть ли не подпрыгивая, мы ринулись через скошенное ячменное поле, с взявшейся откуда-то легкостью перешагивая полоски сухих колосьев. Стемнело. Тимофей уже довольно уверенно показывал рукой в одну сторону – там находится водоем. «Уже совсем скоро перед нами откроется водная гладь», - говорил он уставшим голосом бывалого экскурсовода. Но дойти до водной глади мы так и не смогли, тем более, разглядеть ее в темноте. Около кукурузного поля, у самого края рукава воронежской плотины, перед входом в лес, у двух высоких сосен мы встали и поняли, что идти дальше у нас нет сил. Встретиться с оставшейся частью группы нам, понятно, не удалось, зато удалось изрядно удивить сомлевших у костра рыбаков. Так получилось, что в поисках лучшего местечка для стоянки мы сначала прошли перед ними в одну сторону, затем – тем же гуськом - в другую. «Рыба есть?» - вяло поинтересовалась у рыбаков замыкающая колонну менеджер по рекламе Оксана. Услышав утвердительный ответ и различив в темноте удивленные взгляды рыбаков, она же, Оксана, так же вяло пояснила им: «Ахтиандры мы…» «А-а-а», - понимающе закивали рыбаки.

IMG_3639

    В тесноте да не в обиде

    И все-таки хорошие у нас мужчины, в том числе и Тимофей! С какой скоростью они поставили палатку, разожгли огонь, в полной темноте натаскали дров. И вот уже на перекладине висит чайник, а на импровизированном столе появляются жареные сардельки и даже жареные бананы. А потом еще и печеная картошка. Час ночи. Получается, что в пути мы были часов пять, не меньше. Люди постепенно оттаивают, переодевают мокрые носки, потирают уставшие спины и шеи. И гадают – как всемером лечь в одну четырехместную палатку? Впрочем, как выяснилось, это было сделать очень даже просто. Главное – условиться, на каком боку спать, переворачиваться на другой бок по команде и найти удобное местечко под Тимофеем и над ним, чтобы примостить ноги, – бедный наш проводник бревнышком лег поперек у выхода из палатки. И поскольку заснул сразу молодецким сном, ему уже было все равно, под и над какими частями его тела проходят наши ноги.
    Моменты переворачивания вызывают смех, кого-то потянуло на воспоминания о трудной дороге, но в целом угомонились мы быстро. Правда, выспаться не получилось – кто-то не до конца застегнул молнию на входе в палатку, и к нам в большом количестве набились комары. Начиная с без десяти шесть из палатки по двое и по одному стали появляться члены группы. Завтрак проходил уже в обстановке настоящей туристкой романтики – с горячим чаем под гитарные переборы. Лепота!
    А потом была прогулка к водной глади, общение с рыбаками и бесконечный восторг от теплой погоды и яркого солнышка. Но расслабляться нам было нельзя – впереди дорога в Клины, к главной цели нашего маршрута, а это туда и обратно больше 8 километров. Но что нам 8 километров по асфальту по сравнению со вчерашними переправами и чепыжами!

DSCN4293

Храм в с. Клины 2013 год

Старое-фото-DSCN4334

Храм в с. Клины 2003 год

    Клины

    Наши постоянные читатели помнят, что однажды, а точнее ровно 10 лет назад, наша редакция уже посещала Клины. Тогда мы отправились маршрутом писателя Владимира Солоухина, который пролегал как раз через Клины. Правда, к Клинам мы шли от Воронежского, ведомые Сергеем Серовым. Туда же, в Клины приезжал краевед В.И. Ребров, который рассказал нам историю храма Покрова Пресвятой Богородицы: «В 17 веке село Клины было вотчиной Ивана Никитовича и Никиты Ивановича Романовых. В 1602 году здесь некоторое время жил шестилетний Михаил Федорович Романов, будущий царь (1613-1645г.г.). Его пребывание в Клинах связано с опалой и изгнанием из Москвы рода Романовых Борисом Годуновым. Храм был построен в 1777 году усердием помещика Федора Александровича Апраксина, с колокольней и оградой. Престолов было два: Покрова Пресвятой Богородицы и придела в честь благоверного великого князя Владимира. В 1887 году в селе существовала церковно-приходская школа. Приход состоял из деревень Мещерки и Плоски. О том, что село имеет отношение к династии русских царей, писал и Владимир Солоухин в своих «Владимирских проселках»: «Село Клины, как говорят, было вотчиной бояр Романовых, от которых пошла династия русских царей, и первый русский царь Михаил Романов родился будто бы именно в Клинах». Храм, который мы увидели 10 лет назад, уже тогда производил грустное впечатление: сверху он начал зарастать деревьями, внутри был разрушен вандалами, которые не пощадили стен и изрыли пол – очевидно, в надежде найти что-то ценное, имеющее отношение к русским царям. Было видно, что вандалы покусились на позолоченную лепнину с царской символикой, но не смогли достать до фресок – лики святых на круглом своде храма тогда еще хорошо угадывались. Уходя из Клинов в 2003 году, мы искренне надеялись, что когда-нибудь начнется восстановление храма.
    ...Рассуждали мы об этом и в 2013 году, идя все той же дорогой к храму в Клинах. Миновали малые Клины – наиболее заселенный сегодня пункт, и подошли к Клинам старым. Выглянувший из-за подросших деревьев купол храма развеял наши надежды относительно восстановления – деревья на его крыше, увы, стали большими.

DSCN4276

DSCN4278

    …Еще больше разрушений стало и внутри: постарались и вандалы, и время. Боясь разговаривать громко, мы ходим по храму, разглядываем его стены, росписи. Неожиданно на один из оставшихся фрагментов лепнины падает поток солнца, и позолота буквально «загорается» на наших глазах. Мы представляем, как раньше было красиво в храме: на стенах, выкрашенных в насыщенный синий цвет, – позолоченная лепнина, орнаменты, красивейшие росписи по всему своду…... Многочисленные прихожане, среди которых, по-видимому, были и представители династии Романовых. Горящие свечи, церковный хор...… Сегодня здесь зажигаются лишь фрагменты лепнины, а скорбную тишину нарушает только жужжание многочисленных насекомых в густой растительности у стен храма. Грустно…...
    Фотографируемся на фоне храма и идем пообщаться с местными жителями, среди которых, в основном, дачники. В течение прошедших десяти лет, рассказывают нам, особых подвижек к восстановлению храма не делалось, лишь однажды здесь скосили траву, попилили старые деревья. Но на этом все и закончилось. Набираем в Клинах воды, пробуем вкусные яблочки на заброшенном участке и отправляемся в обратный путь.

IMG_3718

    Обед

    Идем и рассуждаем о том, с чего должно начинаться восстановление храма. И приходим к выводу, что все-таки с желания самих людей. Но люди бывают разные. Вот, например, проехала мимо нас отечественная легковушка с полуголыми пассажирами мужского рода. По зигзагообразной траектории легковушки и по выкрикам пассажиров: «За ВДВ!» мы поняли, что проблемы восстановления храма в Клинах от таких вот местных жителей еще очень далека.
    ...Обратная дорога к лагерю показалась нам короче, а может, мы просто невольно прибавили шага, во-первых, опасаясь за свои вещи, которые, уходя в Клины, мы схоронили в овраге около стоянки, а во-вторых, желая как можно скорее приготовить и отведать гречневой каши с тушенкой.
К счастью, вещи оказались на месте. Несколько минут промывания гречневой крупы и дебатов на тему «Сколько положить соли?» - и вот уже заветное ведро Владимира Геннадьевича Бузенкова висит над костром, дождавшись своего звездного часа. Еще несколько минут – и начался процесс вскрытия тушенки, и здесь тоже не обошлось без дебатов: «Две банки или три?». И вот наконец – о чудо! – каша готова. Кажется, что аромат тушенки разливается на всю округу, заглушив ароматы с воронежской фермы... Процесс раскладывания обеда фиксирует на фотоаппарат наш корреспондент-обозреватель Наталья Лушина (это ей удастся сделать в походе самые интересные фотоснимки). А вот процесс поедания каши был очень быстр, и никто не зафиксировал его на фотоаппарат.
Послеобеденным временем все распорядились по-разному: кто-то отдыхал, кто-то гулял, кто-то на гитаре играл, а Тимофей купался и бегал вдоль кукурузы, готовясь к предстоящему кроссу в честь дня физкультурника. Молодец, Тимофей!

DSCN4300

А все кончается, кончается, кончается...

    Сколько песен мы вспомнили, сидя у костра! А между песнями – нашу вчерашнюю дорогу. И уже вроде бы не кажется она такой тяжелой, а проклятые чепыжи такими высокими и колючими. И уходить домой из этих гостеприимных мест вроде бы тоже не хочется. Говорят, что если человек переночует в каком-нибудь незнакомом до этого месте, он с ним как будто бы породнится. А нам стал родным этот маленький кусочек леса у совхоза «Воронежский».
    Но пора выдвигаться. В шесть часов вечера около проходной комплекса нас ждет заказанный автобус. Убрав за собой место стоянки по всем туристским законам и надев уже не такие тяжелые рюкзаки, мы отправляемся в путь. Так и хочется помахать рукой цаплям, уткам и чайкам, которые все это время летали над нами в небе и заставляли вспомнить уроки зоологии, чтобы безошибочно угадать - кто есть кто. При этом лучшие знания по зоологии, а заодно и по ботанике продемонстрировал В.Г. Бузенков. И за это он мог получить от нас только «пятерку» в дневник, потому что другие стимулирующие мероприятия он отвергает в силу своей профессии.
    ...«Вы только на территорию комплекса не ходите!» - вежливо предупреждает нас охранник у проходной. Нам смешно – в данный момент наши ноги способны сделать только шесть, максимум семь шагов в направлении автобуса. Зачем нам гулять по животноводческому комплексу?
И вот он, наш автобус. Мы скоро будем дома. Мы будем разбирать рюкзаки, стирать вещи, принимать ванны, может быть, даже ужинать при свечах.
И будем вспоминать наши чепыжи, и будем хотеть, чтобы невозмутимый Тимофей опять завел нас в непролазную глубь и не был готов ответить, когда мы из нее выйдем...

DSCN4297
Tags: путешествие
Subscribe

  • Не НЛО, так телепортация!

    Давненько наша редакция не ходила в походы! То с погодой нам не везло, то какие-то дела находились неотложные, то еще какая-нибудь причина…

  • Награды вручены!

    Зима уже прошла, а зимнее настроение – нет! Им в очередной раз поделились с нами и друг с другом победители фотоконкурса «Цвет настроения…

  • Газета отметила юбилей

    1 марта в Картинной галерее состоялось торжественное мероприятие, посвященное юбилею нашей газеты. За чашкой чая коллектив редакции и внештатные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments